Политика
41 0

От "Дельфина" до "Моржа": первые подводные лодки российского флота 2017-08-11

Современные российские субмарины больше похожи на огромные жилые комплексы: удобные каюты, новейшие системы безопасности, даже сауны и тренажерные залы.
Но еще сто с лишним лет назад моряки-подводники даже и не могли мечтать о подобных удобствах, зато имели все основания на то, чтобы называться смертниками — каждый выход, даже учебный мог стать последним.

Какими были еще дореволюционные, корабли для покорения глубин, как инженер-любитель из фотоателье стал крестным отцом всего подводного флота России, и почему северные "моржи" стали грозой Черного моря, читайте в материале РИА Новости, посвященном первым подводным лодкам России, специально ко дню Военно-морского флота.



Первая в своем роде





Несмотря на то, что первой подводной лодкой из официально зачисленных в списки кораблей российского флота считается "Дельфин", почти за сорок лет до ее создания со стапелей Балтийского завода в 1866 году сошла опытная подводная лодка Ивана Александровского. Именно она по утверждению многих экспертов является матерью российского подводного флота.

Примечательно, что ее создатель зарабатывал на жизнь не инженерными науками, а рисованием и фотографией. Фотоателье Александровского считалось лучшим в Санкт-Петербурге. Идея создания подложки пришла в голову к изобретателю, после поездки в Англию в 1853-м, когда он своими глазами увидел мощный флот англичан, противопоставить которому Российской империи было нечего. Однако, уже на первых порах разработки проекта Иван Федорович бросает его, по причине боязни быть обвиненным в плагиате. Ведь подобный аппарат в то же время начинает разрабатывать изобретатель Вильгельм Бауэр. Правда, увидев лодку Бауэра в Кронштадте в 1856, Александровский посчитал ее совершенно негодной и вновь садиться за свой проект.

Несмотря на то, что 14 июля 1862 года особым Высочайшим повелением изобретателю разрешено было строительство подводной лодки по его проекту и предоставлено право выбора частного заводчика для этого строительства, первый спуск в 1865 году показал множество недоделок и ошибок. Их исправляли вплоть до 1866 года. После чего подлодка начала первые погружения. 14 сентября этого же года глубинный корабль осматривает император Александр Второй. После его одобрения, в октябре того же года Александровскому присваивают звание титулярного советника.

Но судьба явно не простила изобретателю его слабости в начале создания проекта. Полноценные ходовые испытания, показали существенные отклонения от проектных характеристик. Внесенные Александровским изменения не помогли. А в 1871 году лодка в ходе очередной серии тестов просто утонула. Поднять ее смогли только в 1873, но всерьез проект уже не воспринимали.

"Единственное, но зато весьма существенное преимущество лодки господина Александровского перед прежними изобретениями этого рода заключается в том, что и сам он не утонул еще и спускавшиеся с ним люди живы. Господин Александровский справедливо гордится этим", — написали о подводном аппарате в "Сборнике морских статей и рассказов" 1878 года.

Несмотря на неудачу, изобретатель еще не раз пытался представить свои проекты развития подводного флота. Но отклика у властей они не нашли. Сам Александровский к концу века разорился и умер в больнице для бедных.



"Дельфин" с торпедным оскалом





Подводная лодка "Дельфин", она же миноносец под номером 150 стала основополагающей вехой для подводного флота страны. Первая серийная и первая полноценно торпедная подлодка. Именно на ней проходили подготовку первые русские моряки-подводники, а сам технические решения используемые при создании корабля, послужили основой для многих будущих аппаратов.

Изначально "Дельфин" должен был стать отечественным ответом на популярные в то время американские проекты подлодок. Чтобы не отставать от зарубежных коллег Морское ведомство в 1900 году создает специальную комиссию ответственную за создания подводного флота. Изначальное в нее входят старший помощник судостроителя Иван Григорьевич Бубнов, старший инженер-механик Иван Семенович Горюнов и лейтенант Михаил Николаевич Беклемишев. В последствие эти люди придумают проекты почти всех аппаратов того времени.

Под покровом тайны, в специальной секретной комнате помещения Опытового судостроительного бассейна в течение года комиссия создала проект "миноносца № 113". Кстати, такое странное для подлодки название стало причиной не повышенной секретности, а отсутствия классов подводных лодок в российском флоте. 5 июля 1901 года проект был утвержден, а несколько дней спустя Санкт-Петербургскому Балтийскому заводу уже был выдан заказ на постройку.



Ради экономии, будущую подлодку решили сделать "незначительной в размерах". К тому же часть деталей все же пришлось закупать у зарубежных компаний. Даже торпедные аппараты не стали разрабатывать "с нуля", а сняли с разобранного на лом другого не особо удачного проекта подлодок инженера-изобретателя Степана Джевецкого.

Несмотря на экономию и множество мелких недочетов уже в 1903—1904 годах "Дельфин" успешно достраивался и проходил испытания на Балтике. Ему официально присвоили статус подводного корабля Российского флота и название " миноносец №150". А комиссия приступила к подготовке первых подводников. Беклемишев лично отбирал людей с инженерно-техническими познаниями и, редкость для моряков того времени, некурящих. На некоторое время подлодка стала учебным классом.

Трагедия случилась 16 июня 1904 года во время очередных занятий у стенки Балтийского завода. Временно исполняющий обязанности командира лейтенант Черкасов, 2 офицера и 33 человека команды должны были погрузиться под воду на три часа. Но люк не закрылся и "Дельфин" потонул. Погиб сам командир и 23 моряка. Через два дня подводный корабль поднимут и приступят к ремонту, который закончится лишь в ноябре.

И все же лодка была готова к службе. В конце 1904 года "Дельфин" был перевезен по железной дороге во Владивосток. За время Русско-Японской войны 17 дней провел в море, в том числе совершил боевой поход продолжительностью 8 суток, что считалось почти пределом для подлодок. Впрочем повоевать полноценно "Дельфину" так и не удалось. В июне 1916 года корабль перевезён в Мурманск, в августе 1917 года исключён из списков кораблей, а в двадцатых годах корпус "Дельфина" был разделан на металл.

"Моржи"для Черного моря



Подводные лодки типа "Морж" стали еще одним удавшимся проектом Ивана Бубнова. Серия из трех российских подводных лодок, построенных в 1911—1915 годах, в отличие от своих предшественников обладала отличным и мощным вооружением – два носовых и два кормовых торпедных аппарата завода "Г.А.Лесснер" и восемь наружных решетчатых аппаратов системы Джевецкого. Аппараты заряжались двенадцатью 450-миллиметровыми торпедами образца 1912 года.

"Морж", "Тюлень" и "Нерпа" изначально создавались с расчетом на действия в Черном море. Для их создания даже было открыто специальное отделение Балтийского завода и построены новые стапеля на берегу реки Ингул, недалеко от Земского моста. Строительство всех подводных лодок типа "Морж" началось 25 июня 1911 года, причем часть деталей корпуса и оборудования все же изготавливалась в Петербурге и высылалась в Николаев для окончательной сборки.



Кстати, всю серию чуть не погубила необязательность подрядчиков. Изначально судостроители заказали двигатели Дизеля заводу Круппа. Но немцы так и не выполнили заказ. Назревал срыв всего проекта. Ситуацию спасли инженеры, которые переделали лодки так, что на них можно было установить 250-сильные дизельные двигатели, которые оперативно сняли с канонерских лодок базировавшихся на Амуре.

Необычный факт: главный инженер Бубнов, что сами подводники неожиданно отказались от такой необходимой для подлодки вещи, как водонепроницаемые переборки. Фактически, сейчас это главный шанс для команды спасти подлодку получившую повреждения и свои жизни. А в те годы офицеры предпочли рискнуть своей безопасностью, только ради того, чтобы командир субмарины мог со своего поста видеть, что творится в остальных отсеках.

Принимая участие в Первой мировой войне лодки этого типа действовавшие на Чёрном море, стали одними из самых результативных лодок Российского флота. Новые, современные субмарины на Черном море успешно топили конвои противников, захватывали пароходы и парусные суда. Особо отличился командир подводной лодки "Тюлень", под руководством которого был осуществлен захват транспорта "Родосто". Германская команда оставила судно лишь после ожесточенного боя во время которого подлодка израсходовала все снаряды.



Самый массовый "Барс"



Если "Дельфин" стал первой подводной лодкой на службе флота страны, то лодки типа "Барс" отметились как первый серийный проект и самый многочисленный из всех российских проектов субмарин тех лет. Всего было построено 24 лодки.

Проект стал пятым и последним, который создавал Бубнов. В целом, он мало отличался от его предыдущих лодок проекта "Морж". Однако, на "барсах" стояли более мощные двигатели, а корпус был немного длинней. Но главной особенностью был тот факт, что Морское министерство сделало эти лодки фактически эталоном для всего отечественного подводного флота. В них были собраны опыт предыдущих попыток и самые передовые разработки того времени. Впрочем, по мнению многих экспертов мировых лидеров Германию и США, корабелы превзойти так и не сумели.

Однако, успешно воевать на морских просторах "Барсам" этот факт никак не помешал. Лодки добились потрясающих результатов в Первую мировую войну. Например, субмарина "Волк" только за первый год своего существования потопила четыре транспорта общей вместимости 9626 тонны. А в уже Гражданскую войну подлодка "Пантера" потопила английский эсминец "Викториа".

Кстати, две из затонувших в сражениях лодок этого проекта, обнаружили в 2009 году. Подводная лодка "Единорог" была обнаружена на дне Финского залива научно-исследовательским судном Морского музея Эстонии "Mare". А в Балтийском море, в районе острова Готска-Сандён шведскими моряками была обнаружена субмарина "Гепард".
^ Наверх